Готский Путь


Суббота, 25.11.2017, 06:32
Приветствую Вас Гость |Главная | прошлое и настоящее | Регистрация | Вход


Меню сайта

Категории каталога
Общие сведения [11]
Германцы и Римская Империя [2]
Быт Древних Германцев [1]
Военное дело [3]
Великое переселение народов [2]

Мини-чат
200

Главная » Статьи » История - Германцы » Военное дело

Ведение войны и вооружение остроготского войска

Ведение войны и вооружение остготского войска (Вольфрам Х.)

Готы • 19 августа 2007 г.

Остготы, так же как и их гревтунгско-остроготские предки и вестготские братья1, в первую очередь были конными воинами. Престиж конного бойца был самым высоким. Теодерих Страбон не мог сильнее оскорбить готов своего тезки и родственника, чем галопируя взад и вперед перед их лагерем в блестящем вооружении и напоминая им о том, что некогда каждый из них владел двумя-тремя лошадьми, а теперь вынужден, как раб, идти пешком2. Это глумле­ние, правда, не означает, что готское войско состояло лишь из всадников, кото­рые только в крайнем случае становились пехотинцами. В войске Теодериха, как и у его преемников, были пешие воины, на которых возлагались определен­ные тактические задачи3. Но даже тогда, когда они дисциплинированно выпол­няли эти задачи, решающий удар должны были наносить всадники4.

Готский всадник, видимо, почти не отличался от вооруженного копьем конного воина других степных народов5. В числе его предков - скачущий га­лопом сармат с надгробного камня из Танаиса6, а среди потомков - ланго­бард, изображенный на флорентийском щите, императорский конный копей­щик, представленный на серебряном блюде с острова Рицца7, или «победо­носный вождь» со знаменитого золотого кувшина из клада в Надьсентмиклош8. Такой воин носил на голове в лучшем случае каркасный шлем (Spangenhelm) с назатыльником и нащечниками9, он был облачен в панцирную рубаху, доста­вавшую по меньшей мере до колен, но не обязательно металлическую10, дер­жал обеими руками чрезвычайно длинное таранное копье, contus, на конце которого трепетал флажок11, и имел при себе меч - возможно, с рукоятью из слоновой кости - и круглый щит в качестве оружия для конного или пешего ближнего боя12. Всадники сидели на защищенных латами лошадях без стре­мян13 и мчались на противника галопом «тесным строем, выставив длинные копья»14.

Представления о ценности и пристрастие к определенным породам бое­вых коней (например, к «тюрингцу» или к коню дымчатой масти с белой звез­дой во лбу), вооружение и тактика готского войска в течение всей истории этого народа оставались практически теми же. Конечно, италийские оружей­ные мастерские, выпускавшие разнообразные изделия под особым покрови­тельством Теодериха, и государственные конные заводы, на удивление про­дуктивные даже в период кризиса 536/537 г., производили продукцию в боль­шем объеме и прежде всего лучшего качества, чем та, к которой привыкли паннонские остготы и скифские гревтунги15. Однако это не повлекло за собой принципиальных изменений вооружения, а также методов поддержания бое­вого духа и тактических приемов.

Бешеный галоп, каким Тотила приказал своим конным копейщикам всту­пить в битву при Буста Галлорум в 552 г., соответствовал той ментальности и тактике, которые раньше приносили победу в многочисленных молние­носных атаках. В книгах Прокопия - множество таких историй16. Описан­ные в них атаки принципиально не отличаются от самых известных приме­ров успешных или неудачных атак готской конницы - в битвах при Адриа­нополе и при Вуйе17.Так же происходят и многочисленные дуэли, которые описывает автор. Они, как правило, представляют собой поединки между готским варваром-всадником и имеющим такое же вооружение римским всад­ником. Оба несутся друг на друга галопом и пытаются с помощью удачного маневра пронзить противника копьем. Почти всегда верх берет римлянин, поскольку сам по себе он более искусный воин, а не потому, что использует другие приемы боя. То же относится и к сражениям в целом - оба вражеских войска применяют одну и ту же тактику18. Поэтому скачка без стремян19 рав­ноценных всадников навстречу друг другу нередко оканчивается «взаимным самоубийством».

Молниеносная атака из засады под воинственные крики, обходной ма­невр для удара по вражеской пехоте с тыла20, скачка до изнурения лошадей в надежде пораньше решить исход боя21, быстрый отход за линии собствен­ных пехотинцев, если конная атака не удалась, и собирание новых сил для повторного натиска, по возможности с привлечением резервов22 - вот харак­терные признаки готской тактики. В ее односторонности - как сила, так и сла­бость готского войска. Сравнительно простым приемам боя можно было лег­ко выучиться при помощи муштры и упражнений, а в том, что они освоены, Теодерих Великий имел обыкновение убеждаться лично23. Если противник пре­небрег необходимостью разведки24 или его дисциплина ослабла, подобная кон­ная атака легко создавала желанную панику. А если, поддавшись панике, вра­жеские шеренги дрогнули или даже побежали, готов было уже не остановить.

Как эрулы использовались во всех армиях в качестве легковооруженных воинов25, так и готские всадники служили не только в готском войске. Для восточноримских армий полководцев Велизария и Нарсеса было особенно характерным то, что части разного этнического состава четко различались по вооружению, технике и тактике. В таком полиэтничном формировании готы нередко действовали более успешно, чем под готским командованием26. Даже великому Теодериху никогда не удавалось разбить римскую армию, удачно составленную из разных родов войск - читай: «народов» - и ведомую реши­тельным полководцем. Не говоря уже о том, что Витигис был далеко не Велизарием, а Тотила - не Нарсесом.

Говорят, что Велизарий считал главной слабостью готов, роковой для ис­хода войн, отсутствие в их войсках тяжеловооруженных конных лучников27. Этим объясняется и кажущийся бессмысленным приказ Тотилы своим всад­никам использовать в битве при Буста Галлорум только копья. Под градом стрел «гуннских» стрелков атака захлебнулась28. Прокопий называл «чудо-оружием» римлян конного лучника своего времени, хорошо защищенного ла­тами и вооруженного составным луком, мечом, щитом и копьем29. Готы же располагали только пешими лучниками, подвижность которых была ограни­ченной, а уязвимость - чрезвычайно высокой30.

Правда, готских пеших воинов не следует недооценивать31. Так, крым­ские готы выдерживали конную атаку гуннов, выстраивая «забор» из щитов и выставляя навстречу атакующим свои длинные копья32. Теодерих использо­вал в гористой Мёзии большое количество пехоты против конных булгар и точно так же добился успеха, как и его отец Тиудимир, одержавший в одном из зимних походов победу с помощью «пешего войска»33. Но поскольку в пе­шем строю сражались люди малообеспеченные, они в значительной мере за­висели от вооруженности общества. Когда прекратилась теодериховская муш­тра и рухнула, - правда, только после капитуляции Витигиса - его система комплектования и снабжения, выучка и вооружение пехотинцев стали неодно­родными и недостаточными34. Возможно, это было одной из причин, в силу которых готская пехота в битве при Буста Галлорум оказалась абсолютно не­состоятельной, тогда как при Витигисе под Римом она еще сражалась в выс­шей степени эффективно35. О внешнем виде готского пешего воина может дать представление украшение одного лангобарде ко го щита VII в.: если су­дить по этому изображению, то готский воин имел на вооружении конт, меч, круглый щит и был одет в своего рода верхнюю одежду, спускавшуюся ниже колен, служившую защитой от оружия дальнего боя36.

Описанию готских приемов боя у Прокопия как будто противоречит рас­сказ Вегеция, написанный в начале V в. [Трактат Вегеция о военном деле был написан около 386 г. (точнее между 384 и 387 гг.) - Zuckermann С. Sur la date du traite militate de vegece et son destinataire Valentinien II // Scripta Classica Israel ica, 13, 1994, p. 67-74. - Примеч. ред.] Последний считает исключительно «готской» тактику, когда конные лучники осыпали противника градом стрел. Однако Вегеций, описывая конфедерацию трех народов, состоявшую из готов, гуннов и аланов, и дает понять, что прилагательные «готский» и «гуннский» он использует как синонимы. Значит, видимо, уже тогда готские конные воины от­казались от конта, а конные кочевники переняли стрельбу из лука37. Именно так они - согласно «Origo Gothica» - видимо, действовали и в битве при Недао38.

Насколько умелыми мореходами выглядят готы III в.39, когда они явно могли обходиться без помощи местных матросов, настолько чуждым стало им море со времен переселения на запад и связанного с этим отделения от них понтийских союзников. Это в равной мере относится и к вестготам, и к остго­там40. Хотя, может быть, Теодерих уже в Эпире подумывал о приобретении кораблей41, но в качестве короля Италии он почти до самой смерти отказы­вался иметь флот. В морских делах Амал полагался на вандалов до тех пор, пока этот малонадежный союзник не покинул его окончательно. После убий­ства его сестры новым властителем Карфагена Теодерих приказал организо­вать экспедицию возмездия. Был заложен гигантский флот; однако он никогда не вышел в море, поскольку его основатель умер42. После этого Равенна рас­полагала только быстроходными парусниками, использовавшимися для побе­гов амальских королев43. Никто не посягал и на рыбацкие суда; уже Теодерих освободил их экипажи от морской службы, чтобы не поставить под удар снаб­жение Италии рыбой44. Лишь позже, в борьбе против Византии, Тотила осоз­нал ценность флота. Но из-за этого готские сухопутные крысы еще не стали мореходами. Хотя у них имелись экипажи «бывалых» моряков с офицерами из византийских перебежчиков, однако они оставались готами, которые всегда предпочитали передвигаться по суше, а не по воде. Неудивительно, что все они вели себя как «морская пехота» и пытались устраивать на воде сухопут­ные сражения. Успех, соответственно, был невелик45. Наконец, последний готский адмирал перешел на сторону римлян и передал им флот, прикрывавший в Неаполитанском заливе короля Тейю и остатки его готов. Эта измена реши­ла судьбу последнего готского короля. Теперь оставалась лишь борьба до пе­чального конца46.

Лишь к сравнительно позднему времени относятся сообщения об ост­готских метательных машинах47. Для времени Тотилы и Тейи засвидетель­ствованы попытки стратегического ведения войны: в результате возведения плотин и выкапывания рвов были затоплены via Postumia близ реки По и дру­гие пути сообщения области Венеция, разрушены мосты, сделаны непроходи­мыми дороги48. Однако использовать природные условия готам в силу тради­ции, видимо, удавалось лучше, чем выполнять навязанное им римлянами «прыгание от города к городу», для чего они должны были лучше владеть техникой осады49. Блокада, расчет на измену и отведение воды - вот почти и весь набор их приемов, пусть даже разрушение Витигисом акведуков оказало решающее воздействие на водоснабжение Рима и тем самым на дальнейшую историю Вечного города. Но чем больше был город - дважды готы брали Рим, и лишь Равенна с 540 г. стала для них недоступной, - тем труднее было удержать его50. Когда в марте 538 г. Витигис снял осаду Вечного города, он нанес смертель­ный удар своей королевской власти. А когда имперские войска в апреле 547 г. взяли Рим во второй раз, был нанесен серьезный ущерб авторитету Тотилы среди племен (gentes), и его уже было не восстановить51.

Большое количество городов в Италии также было на руку готам. Так, вторая резиденция Теодериха, «Берн» (Верона), и королевский город Тицин (совр. Павия), куда Тотила еще в 552 г. перенес часть королевской сокро­вищницы, оставались остготскими до самого конца войны52. А младший брат Тейи, Алигерн, еще больше года после смерти последнего короля держался в укрепленных Кумах с королевскими инсигниями и другой частью сокро­вищницы53. Защитные сооружения полуострова и прилегающих к нему зе­мель, среди которых были и великолепные, не в последнюю очередь обязан­ные своим существованием стараниям Теодериха сохранить и по возможности улучшить традиционную систему. Главной крепостью была одновремен­но и важнейшая резиденция - Равенна, однако значительные суммы расхо­довались также на поддержание городской стены Рима. Кроме того, Теодерих, видимо, перенял и развил систему tractus Italiae per Alpes, кастелей на южном склоне Альп. Во всяком случае известны некоторые меры готского короля по созданию на заальпийском Дюрансе, а также в Коттийских Аль­пах, в долине Аосты, под Комо и Тренто укреплений и складов. На холмах Досс-Тренто, который готы использовали в качестве опорного пункта, что подтверждают найденные здесь готские монеты, стояла крепость с харак­терным названием «Бородавка». Эта Веррука и лигурийско-ломбардская кре­пость Дертона - самые известные сооружения эпохи Теодериха, построен­ные на старинных фундаментах54.

Примечания:

[1] См. гл. II.7. прим. 145 (гревтунги) и гл. III.3. прим. 115 и след. (вестготы).
[2] Malchus frag. 15. Ср. гл. V.3. прим. 7.
[3] К концу правления Теодериха только что сформированные сагиттарии якобы усилили части комита Вилиариса, который, возможно, уже тогда был комендантом Неаполя. В таком случае, получается, лучники должны были войти в состав городского гарнизона, что выглядит крайне абсурдно: см. Cassiodor, Variae V23;p. 157, а также p. 501. Ср. Procopius, De bello Gothico I (V) 3, 15, а также III (VII) 5, 1. В боях под Римом в 537 г. готская пехота прикрыла откативших­ся всадников и позволила своей кавалерии начать новую атаку: см. ibid. I (V) 18, 16 sq.
[4] Ibid. I(V) 18, 17 sq., и 29, 13 sq. Ср. прим. 75, а также Isidог, Origo Gothorum 69; p. 294, Исидор твердо заявляет, что готы умели использовать обе формы боя, однако добавляет: «тем не менее они больше доверяют стремительному бегу лошадей».
[5] Об этом и о последующем см. основополагающие труды: Gamber, Dakische und sarmatische Waffen 22; ср. idem, Schutzwaffen 47 ff., а также idem, Kataphrakten 27 ff., где речь прежде всего идет о тактике тяжелых конных латников по Heliodorus, Aethiopica IX 15, а также Gamber 30 ff. О «превращении в конников» ср. Wenskus, Stammesbildung 442,469, а также гл. Ш.З. прим.122 и след.
[6] GajdukeviC, Das bosporanische Reich, Tafel. 94, S. 356.
[7] Bona, Anbruch des Mittelalters 98. Cp. Paulus Diaconus, Historia Langobardorum V 10; p. 149. Johanek, Bewaffnung 464 и Т. 42.
[8] Gamber, Dakische und sarmatische Waffen 30. Noll, Vom Altertum zum Mittelalter, Tafel. 61.
[9] Bierbrauer, Grab- und Schatzfunde 194 ff. Gamber, Dakische und sarmatische Waffen 32 f.
[10] Панцири роксоланов, изображенных на колонне Траяна, доходят до щиколоток (Gamber, Dakische und sarmatische Waffen 28), тогда как на всаднике с золотого кувшина из надьсентмик-лошского клада надето нечто вроде брюк гольф (ibid. 30); согласно любезному сообщению Фалько Дайма, археологические находки также подтверждают, что такую одежду носили авары. См. Pohl, Avvaren 170 f. Об этом материале см. Ammianus Marcellinus XVII 12, 1 sq., где говорится о hastae longiores et loricae ex cornibus rasis et laevigatis plumarum specie linteis indumentis innexae [пат. длинных копьях и панцирях из нарезанных и отполированных кусочков рога, нашитых наподобие перьев на льняные рубашки]. Иными словами, это значит, что автор описывает ко-пья-конты и чешуйчатые роговые панцири. См. также Procopius, De bello Persico I 1, 12.
[11] Maenchen-Helfen, Hunnen 175 f. White, Medieval Technology 8 f О понятии contus см., напр., Iordanes, Getica 261; p. 125. Ср. Аммиан Марцеллин (см. прим. 82).
[12] Procopius, De bello Gothico I (V) 18, 11, и 27, 27 sq. De bello Persico I 1, 12 sq. Старый воин, делающий своему приемному сыну Алариху I выговор на собрании совета, опирается на меч с рукоятью из слоновой кости (Claudianus, De bello Gothico v. 487; p. 277).
[13] Procopius, De bello Gothico I (V) 16, 11: «большинство» всадников, которых Витигис направил против Велизария, были вместе с лошадьми покрыты панцирями.
[14] Idem, De bello Persico II 18, 24.
[15] Ensslin, Theoderich 191. Для приобретения оружия -о надзоре 3afabricae см. прим. 20 -и подготовки лошадей Теодерих привлекал и частных лиц, как, например, самого Кассиодора: см. Cassiodor, Variae 15, 17; p. 16, и IX 25, 9; p. 292. Витигис зимой 536/537 г. мог использовать североиталийские «оружейные центры» - см. Procopius, De bello Gothico I (V) 11, 16 - и конные заводы для оснащения своей армии: см. ibid. 11, 28. Ср. об этом ibid., Ill (VII) 8, 20. О высокой оценке серебристых лошадей, которых разводили тюринги, см. гл. V.7. прим. 83 и прим. 87. О пригодности к войне лошадей дымчатой масти с пятном во лбу ср. Proccpius, De bello Gothico 1 (V) 18, 6, который называет их, вероятно, готским словом *bala-, Blassel (лошадь с пятном): Feist, Worterbuch 77 f, и Lehmann, Dictionary 59. Moravcsik, Byzantino-Turcica 2, 85, предлагает также тюркскую этимологию слова *bala.
[16] Ср. Procopius, De bello Gothico I (V) 18, 9 sqq. (конный бой под Римом), а также IV (VIII) 32, 7 sqq. (Буста Галлорум).
[17] См. гл. III. 1. прим. 62 и след. (Адрианополь) и гл. IV.2. прим. 107 (Вуйе).
[18] Procopius, De bello Gothico III (VII) 4, 21 sqq., а также IV (VIII) 31, 14 sqq. При Буста Галлорум Тотила сначала хотел применить ту же тактику, что и Нарсес: ср. ibid. 31,7 sq. и 32, 5, где описан провал этого первоначального плана. О римской тактике см. Grosse, Militargeschichte 254 ff.
[19] Из Eustathius frag. 3 следует, что готы держались на лошади только шенкелями.
[20] Procopius, De bello Gothico III (VII) 5, 7 (римляне против готов), 4, 19 и 31 sq. (Тотила против римлян). См. особ. I (V) 29, 33 sqq.
[21] Ibid. IV (VIII) 32, 2 и 8.
[22] Ibid. I (V) 18, 17 sqq., а также 29, 13 и IV (VIII) 32, 6.
[23] EnssIin, Theoderich 189, по Ennodius, Panegyricus 83; p. 213. См. прим. 90: тактика готов едва ли отличается от тактики «римлян».
[24] Procopius, De bello Gothico III (VII) 5, 5.
[25] Iordanes, Getica 118 и 261; p. 88 и 125.
[26] См. прим. 86. Так римляне успешно использовали антских и склавенских «горных стрел­ков»: см. Procopius, De bello Gothico III (VII) 22, 3 и 5.
[27] Ibid. Ill (VII) 27, 15 и 26 sqq.
[28] См. прим. 88. О терминологии см. Procopius, De bello Persico 11,8 sqq.
[29] Procopius, De bello Persico 11, 8 sqq.
[30] См. прим. 75 и прим. 99.
[31] См. прим. 75 и след. и прим. 94.
[32] Procopius, De bello Gothico IV (VIII) 5, 18 sq.
[33] Iordanes, Getica 280; p. 130, и 300; p. 135.
[34] См. прим. 87 и прим. 95.
[35] Procopius, De bello Gothico IV (VIII) 32, 17 sq. (Буста Галлорум). Ibid. I (V) 18, 16 sq. (Рим).
[36] Vetters, Der Vogel auf der Stange 145 f. Berges - Gauert, Die eiserne «Standarte» 240 ff. Cp. Gamber, Kataphrakten 43. Бона (Bona, Anbruch des Mittelalters 98) считает, что здесь изображен лангобардский пеший воин. Можно предположить, что обычным вооружением был конт (ср. прим. 82 и след.), который носили вместо изображенного штандарта.
[37] Vegetius, Epitoma rei militaris 120 и III 26. О конфедерации трех народов см. гл. III. 1. прим. 8.
[38] Iordanes, Getica 261; p. 125.
[39] См. гл. II.3. прим. 28 и след., 37 и след.
[40] Источники по этой теме см. гл. V.3. прим. 2.
[41] Malchus frag. 18 (FHG 4, 127) или frag. 20 (Blockley 2, 446).
[42] Bierbrauer, Grab- und Schatzfunde 49 sq. Ensslin, Theoderich 141, 144 sq., 190, 307. Schmidt L., Ostgermanen 383. См. Cassiodor, Variae V 16 sqq.; p. 152 sqq.
[43] См. гл. V.9. прим. 34 и прим. 37.
[44] Cassiodor, Variae V 16, 5; p. 153. Ср. гл. V.5. прим. 28.
[45] Stein, HBE 2, 592, 598, no Procopius, De bello Gothico III (VII) 35, 23 sqq., а также IV (VIII) 22, 17 sqq.
[46] Stein, HBE 2, 604, по Procopius, De bello Gothico IV (VIII) 35, 12 sqq.
[47] Ibid. 35, 9.
[48] Ibid. 26, 21 sqq.
[49] Delbruck, Kriegskunst 2, 392 f. Procopius, De bello Gothico I (V) 21, 3 sqq., и 23, 23: как были построены и легко разрушены готские осадные башни под Римом.
[50] Stein, HBE 2, 351. Procopius, De bello Gothico I (V) 19, 13 sqq. (разрушение городских акведуков Рима). Ibid. 14, 16 и 24, 13 - о сложностях при обороне Рима.
[51] Ср. ibid. Ill (VII) 37, 1 sq. Zollner, Franken 97 Anm. 3.
[52] Bierbrauer, Grab- und Schatzfunde 34 f., Anm. 104 ff. Cp. Ensslin, Theoderich 260, 309. Прокопий (Procopius, De bello Gothico IV (VIII) 33, 7 и 34, 19) не утверждает, что Тотила отпра­вил сокровища в Павию только в 552 г., но сообщает, что Тейя там их нашел.
[53] Agathias I 8, 4 sqq., и 20, 1 sqq. Procopius, De bello Gothico IV (VIII) 34, 19, о разделе сокровищ между Павией и Кумами. Ср. прим. 124.
[54] Bierbrauer, Grab- und Schatzfunde 33 ff. Schmidt L., Ostgermanen 381 ff. Ensslin, Theoderich 142, 146. Pferschy, Bauten und Baupolitik 262 f. Anm. 25. Ср. гл. V.5. прим. 31. Lohlein, Alpen-und Italienpolitik 27 f. Cassiodor, Variae I 17; p. 23 sq. (Дертона). II 5; p. 49 sq. (60 человек, зани­мающие горные проходы долины Аосты). III 48; р. 103 sq. (Веррука в долине Адидже). VII 16; р. 212 sq. (укрепления на островах Крк и Црес). XI 14, 1; р. 342 sq. (Комо). II 19; с. 57 (в целом о готах и римлянах, командующих охраной портов и горных перевалов). Ennodius, Vita Epifani 171; p. 105 (возможно, Суза - административный центр Коттийских Альп). Procopius, De bello Gothico II (VI) 28, 28 sqq. (Коттийские Альпы).

 
Источник:

Вольфрам Х. Готы. «Издательский Дом «Ювента». СПб., 2003.
Перевод Б. П. Миловидова и М. Ю. Некрасова.



Источник: http://www.roman-glory.com/02-09-03
Категория: Военное дело | Добавил: Braderix (26.02.2008)
Просмотров: 1203 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Наши Друзья
Клуб «LEGIO V Macedonica»
Клуб «Чёрный Ворон»
Клуб «УЛЬВГАРД»
Клуб «Legio XI Claudia Pia Fidelis»

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


получи доход от своего сайта $$$ для web-мастера $$$ заработок в интернет

За представленную на сайте информацию администрация сайта, а так же руководство клуба ответственности не несет


сайт создали: Valaris и Braderix вожди "Готского Пути"
Copyright MyCorp © 2017